Им шанса не оставили на жизнь, но жить им вечно в наших душах...

Им шанса не оставили на жизнь, но жить им вечно в наших душах...

Худощавая девушка с простой стрижкой. Одета скромно, чаще всего в темно-синюю шерстяную юбку и белую кофточку. Александра Дубровина была всег­да строга к себе, настойчивой в достижении цели и обладала большой волей. Эта молодая учительница в первый же год своей работы завоевала большой ав­торитет среди своих учеников.

Учитель будущих молодогвардейцев

Стать учителем Шура мечтала с детства, много читала. Школьные предметы давались ей легко, но больше всего она любила биологию и химию. Этим наукам и решила себя посвятить.

В июне 1941-го она сдала последний экзамен. Счастливая, нагладила праздничное платье, сдела­ла прическу и собиралась в выходные с подругами на прогулку в парк... Но началась война.

На тот момент многодетная семья Дубровиных жила в поселке Первомайка. Александра Емельяновна устроилась преподавателем биологии и хи­мии в Первомайскую школу, а вместе с тем ее на­значили классным руководителем 10-го класса, в котором учились будущие молодогвардейцы Майя Пегливанова, Анатолий Попов, Виктор Петров, Ульяна Громова и другие.

То ли благодаря своему уму, то ли прямому и слегка резкому характеру Шура притягивала к себе учеников, которые видели в ней и учителя, и друга. Более всего Александра Емельяновна под­ружилась с Майей Пегливановой, секретарем ко­митета комсомола школы. Их сближали не только общие обществен­ные интересы, но и увлечение химией.

Как классный руководитель Алек­сандра Емельяновна вела большую вос­питательную работу среди своих воспи­танников. Проводи­ла вечера вопросов и ответов, органи­зовывала походы в кино, экскурсии по родному краю, чи­тательские конфе­ренции, диспуты по прочитанным книгам, сбор лекарственных трав.

Остались одни подошвы...

Когда началась эвакуация жителей города Краснодона, то Шура с рюкзаком на спине пришла к Майе, чтобы вместе уйти от немецких оккупан­тов. Но не случилось. Она и другие комсомольцы попали в окружение и вынуждены были вернуться домой.

Александра Дубровина стала активным участ­ником подпольной комсомольской организации «Молодая гвардия». Вела большую политико-воспитательную работу среди своих бывших учени­ков, выполняла поручения штаба, добывала ме­дикаменты и оружие, писала и распространяла листовки.

Из воспоминаний Александры Огородни- ковой, тети Майи Пегливановой:

«Помню, как Шура Дубровина просила у мое­го шестилетнего сына Лени цветной красный карандаш, якобы нарисовать ему розу. Розу-то она, конечно, нарисовала, но карандаш Лене не вернула. Вероятно, тем карандашом писались в листовках призывы бороться против окку­пантов».

Позже Александра Васильевна Огородникова вспоминала и другие подозрительные случаи. На­пример, как Шура и Майя смеясь, рассказывали

ей, как немецкие кони съели са­поги и остались одни подошвы: прибыл обоз с валенками на деревянных по­дошвах, и кто-то ночью привязал лошадей к подводам, где были эти сапоги, и кони их съели. Это лишило постовых немцев возможности утеплять свои ноги от наших морозов.

Шура и Майя неоднократно просили тетю отно­сить передачи в лагерь военнопленных: «Я считала, что это мой долг помочь комсомольцам, но никог­да не думала, что Шура и Майя состоят в «Молодой гвардии», - уточняла позже женщина.

Где мои товарищи, там буду и я

Когда начались аресты, Шура Дубровина при­шла к Александре Васильевне и рассказала, что полицейские Подтынный и Краснов их с Майей за­держали, но по дороге Шуру отпустили, так как рас­поряжения на её арест не было. Женщина поняла, что дело плохо и уговаривала подпольщицу спря­таться и не ходить домой.

«В эту трагическую ночь Шурочка была у нас, а потом пришла её двоюродная сестра, ко­торую тоже звали Шура Дубровина, и сказала, что по ошибке вместо Дубровиной-учительницы арестовали ее, и поэтому поиски продолжа­ются. Мы очень просили Шуру спрятаться, и она согласилась с нашими доводами, но затем за­явила: «Там где Майя и мои товарищи, там буду и я! - и пошла домой...» - рассказывала Алексан­дра Васильевна.

Из воспоминаний университетской под­руги А. Дубровиной Галины Лыщенко:

«...Читаю второй Указ: «За доблесть и му­жество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками в тылу врага, наградить орде­ном Отечественной войны  степени»... Седь­мой по списку прочла: Дубровина Александра Емельяновна ...Слёзы залили мои глаза, горь­кий комок подступил к горлу, сердце остано­вилось: «Шура! Шура!» Подруги бросились ко мне: «Что с тобой, Галочка? Что?» Поднесли стакан воды.

И я рассказала девочкам: «Это же Шура, Шура Дубровина. Я с ней училась в университете».

Это был номер «Комсомольской правды» за 14 сентября 1943 года, который Галине дали про­честь вслух на одном из комсомольских собраний в колхозе. Большим шрифтом на первой страни­це было написано: «Верные сыны Отчизны». За­таив дыхание, все слушали рассказ о красно­донских комсомольцах. Так девушка узнала о ге­роическом подвиге своей подруги и ее трагиче­ской гибели.

16 января 1943 года после страшных пыток и Шура, и Майя были расстреляны и сброшены в ствол шахты № 5. Похоронены девушки в братской могиле героев на центральной площади города Краснодона.

Подготовила Виктория ГАПОНОВА по материалам открытых источников

Гапонова, В. Им шанса не оставили на жизнь, но жить им вечно в наших душах... / В. Гапонова // Красный Луч. – 2022. – 06 окт.

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Основная почта:
[email protected]

Резервная почта:
[email protected]

Карта сайта

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота-Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Счётчики

Яндекс.Метрика

Меню