Первомай – наш ясны праздник красный!

Первомай – наш ясны праздник красный!


Парад 1 Мая в советское время по телевизору смотрели в основном в повторе. Экран вечером обступала вся семья, в движущейся многотысячной колонне люди выискивали себя и своих знакомых, еще раз воодушевлялись утренним распрекрасным настроением, прошедшим под дорогим сердцу лозунгом «Мир! Труд! Май!» Не передать, сколько радости было, когда в многолюдной толпе удавалось рассмотреть машущего красным флагом соседа или увидеть зажмурившуюся от солнца дочурку на плечах у мужа.

Многие десятилетия подряд Международный день солидарности трудящихся оставался одним из любимейших народных праздников. К нему начинали готовиться минимум за месяц. Трудовые коллективы подводили итоги своих достижений, составляли списки для награждения передовиков производства, готовились к демонстрации, продумывали символичные экспозиции, демонстрирующие мощь их организаций. В центре красных уголков цехов красовались первомайские стенгазеты, повествующие об истории праздника. Из старой вырезки «Луганской правды» мы узнали о массовом карнавале рабочей молодежи, проводившемся накануне Первомая за городом. Сама природа подстегивала к торжеству и большим свершениям ради родного города и всей Страны Советов: под ногами расстилался зеленый коврик из молодой сочной травки; небо цвета лазури магнетизировало взгляд; воздух, напитанный ароматом цветущих ранних абрикос, вливал в луганчан новые силы.


1 Мая люди просыпались ни свет ни заря: предвкушали радость наступившего дня. Мамы разглаживали мельчайшие складочки на белых рубахах своих пионеров и комсомольцев - им идти в первых рядах. Малышкам в тугие косы вплетали красные ленты, к костюмам прикрепляли цветы из гофрированной бумаги. Сбор людей начинался за полчаса-час до митинга. Грустных выражений лиц в толпе не встречалось. Все ликовали.
Со стороны это было восхищающее зрелище. Трудовой народ, не сбавляя темпы, шагает к цели, радуется каждому дню, расцвету страны, смеющимся детям, миру на Земле. Лучшие пожелания звучат с трибун от партийного руководства. Все уверены в завтрашнем дне. Отовсюду виднеется шар земной, разделенный на меридианы и параллели, а в центре него - дата большая - 1 Мая. Все вокруг в цветах Победы: алые стяги, красные транспаранты, пунцовые тюльпаны и не счесть, сколько воздушных шаров...
С парада - все на маевку. Детишки, крепко сжимая за руку маму и папу, торопились в сад 1 Мая. Мальчишки - в тир. Многие уезжали на природу. Вечером всех ждал концерт и фейерверк. Союзы работников устраивали вечера воспоминаний.
ЗНАМЯ РЕВОЛЮЦИИ НАД ГОРОДОМ РЕЕТ И ШЛЕТ ПРОЛЕТАРСКИЙ ПРИВЕТ
Давайте погрузимся в далекий май 1905-го года. Время мятежное. Жандармы рыщут повсюду, пытаясь затушить революционное пламя. Паровозостроительный завод Гартмана. Вечер 30 апреля. К токарному станку молодого парнишки Клима подходят товарищи Лутови- нов и Колесников. Зовут с собой. Во дворе происходит краткий разговор. Иван Лутовинов посвящает юношу в планы партийной организации - водрузить красное революционное знамя на новую заводскую трубу. Парень, будущий неизменный адъютант Ворошилова по подпольной работе Климент Иосифович Раушен-Буршен, безоговорочно соглашается.
Обошлись без долгой подготовки. Лутовинов дал товарищу заряженный револьвер браунинг и две обоймы патронов - на всякий случай для самозащиты. Клим взял гвозди и молоток. Из-под полы пиджака Колесников вытащил палку в рост человека, для конспирации она была продета в штанину и упиралась в плечо.
Без предисловий Лутовинов привязал знамя Климу на спину и повторил задачу.
«В трубе было темно, как в пропасти, и сильно холодно, - читаем в мемуарах старого большевика Раушена- Буршена. - Воздух с силой тянул вверх».
Парень нашел скобы, чем выше поднимался, тем тяжелее становилось бороться с тягой воздуха. Скобы были железные, холодные, мокрые, на дворе лил дождь. Синяя рабочая блуза Клима, как на зло, стала ему помехой, ее подол задирался вверх от воздуха, она путалась между руками. Токарь начал утомляться, но при мысли, что ему еще далеко до верхушки трубы, призвал на помощь все свои силы, напряг мускулы и карабкался по скобам, расположенным в 5-ти сантиметрах друг от друга.
«Нужно было не промахнуться на этой коварной лестнице и добраться к своей цели со священной ношей - символом революции, - свой былой подвиг описывает заводчанин. - Все же я вынужден был делать привалы, отдыхал 2 раза в этой исторической революционной трубе».
На последней передышке Клим еле-еле удержал равновесие.
«Вон она какая сила тяги воздуха, - проговорил я. - Наверное, теперь эта труба сумеет дать заводу нужную тягу, а то имеющиеся трубы... не могли давать большой тяги для больших топок. Трудно было в такой атмосфере мечтать и делать оценку новой трубы, но вольно пришлось», - как не восхититься выдержкой своего соотечественника. Неверное движение и он бы полетел вниз, а юноша рассуждает о пользе общего дела.
Воздух выпирал токаря наверх, казалось, нужно его благодарить, что он подносит пролетария на вершину, но слишком уж ветер спешил:
«Отдохнул и начал пробираться на верхушку трубы, перед моим взором показалось серенькое пятно, это было небо с темными тучами, я обрадовался, воскликнув: «Наконец, у желанной цели!», как будто от этого прибавилось силы в моем холодном теле, - описывает свое восхождение к вершине Климент. - Перескакивая по скобам, я ударился о деревянное рештование головой... начал искать приспособления как удержаться.
Стоя на скобах и держась рукой, я уперся в противолежащие доски рештования, высунул голову в отверстие трубы, ухватился одной рукой за треугольник блока, который находился на вершине трубы для поднятия стройматериалов. Вылезая на трубу, у меня выпал браунинг и полетел вниз...»
Парень нагнулся вниз и поспешно крикнул: «Товарищи! Браунинг упал». Крикнул, чтобы уберечь товарищей от удара револьвера.
Затем улегся на рештовании, ухватясь за твердую опору карниза трубы, и начал обдумывать, как быть дальше. Сильный холодный ветер снизу и сверху обессиливал парня, но держался он стойко. Более того, предавался мечтаниям:
«С высоты трубы внизу передо мной открывалась в ночном мраке чудесная картина нашего города, заводы и окрестности Луганска... Особенно красиво в ночном мраке отражалось огненное зарево из доменных печей Алчевского металлургического завода».
Неистовый холодный ветер мешал поэзии.
«Я воскликнул: «Какие богатства создаются руками пролетариата, а буржуазия управляет, но мы объявляем ей революцию, в которой заберем власть», - вот такой пролетарский, интернациональный привет Первого Мая Луганску и его окрестному населению с вершины гигантской новой заводской трубы послал Климент, он проклял самодержавие и был в восторге, что новая труба впредь будет поставлена на службу революции.
Кругом стояла торжественная тишина. Но большевик не сомневался: стук его молотка не услышит никто из врагов.
Климент продумал, как прибить знамя, чтобы лозунги Выли обращены на город. Сообразив, прибил. Распустил знамя - ярко-красное, шелковое, огромной величины...
Спустившись вниз, Клим не обнаружил Лутовинова и Колесникова, подумал, что их арестовали. Озябший и уставший пошел к станку. Посмотрел на часы - час ночи. Для водружения знамени потребовалось два часа. Товарищи не пострадали, находились за своими рабочими местами.
Вернувшись со смены, Клим заснул богатырским сном, встал поздно и первым делом побежал смотреть на знамя. Вчера его кидало в холод, сегодня парнишку бросало в жар от радости и благодатного майского солнца. Более недели развивалось красное знамя над всем городом.
УPA! УPA! УPA!
1 Мая для рабочих Луганска был одним из лучших дней. И эту традицию не прервать. Первого мая 1907 года митинг проходил за Вергункой. Соблюдая секретность мероприятия, точное время собрания не назначалось. Митинг открылся за полночь. Мужчины пришли в белых костюмах, но кто-то посеял панику и многим пришлось «принять холодную ванную» при переправе через Луганку.
«На следующий день на заводе Гартмана моторы остановили, все валили на общий митинг, - репортаж из местной газеты. - Под стройные звуки «Марсельезы» митинг разошелся. Пролетариат Луганска умел быть руководящим Красным центром Юга-России, Донбасса, вторым Петербургом».
1917 год. Пресса сообщает, что стояла дивная теплая погода. На площади собралось свыше десяти тысяч человек. В разных концах ораторы стояли на бочках и произносили горячие речи, заглушаемые криками «Ура!» и пением революционных песен.
Отрывок статьи из «Луганской правды» за 1 мая 1927 года:
«Это было 30 апр. 1919 года. Луганский рабочий полк, организованный из пролетариев луганских заводов и частью из шахтеров округа, отбивал яростные атаки белых частей, наседавших на город... Белые бросились бежать, даже не отстреливаясь. 1-го Мая у Острой Могилы происходили митинги. Рабочие получили подарки: мясные консервы, папиросы, махорку, сладкий горячий кофе и сытный обед.
Так луганский пролетариат с винтовкой в руках отстаивал завоевания Октября у стен Красного Луганска, накануне 1-го мая 1919.
В 1919 году день первого мая был днем поражения белогвардейцев и днем свободного праздника рабочих Красного Луганска».
Из-за сложившейся эпидситуации в этом году парад трудовых коллективов 1 Мая отменен. Но светлый май в душе у нас!
За содействие в подготовке материала выражаем благодарность Государственной архивной службе ПИР.
Ирина Аронова
Аронова, И. Первомай – наш ясный праздник красный! / И. Аронова // Восточный Донбас. – 2021. – 28 апр.

Контакты

Адрес:
91053 ЛНР,
г. Луганск, ул. Советская 78

Почта:
gorkiy.library@gmail.com

Карта сайта

Режим работы

Понедельник-Четверг - 9:00-18:00
Пятница - выходной
Суббота-Воскресенье - 9:00-17:00

Санитарный день - последний четверг месяца

На нашем сайте и в соцсетях в режиме 24/7

Счётчики

Яндекс.Метрика
Индекс цитирования
Copyright © 2020 Луганская Республиканская универсальная научная библиотека им. М.Горького

Меню